ЦЕНТР ПОДДЕРЖКИ ЭКСПОРТА ОТКРЫВАЕТ ВЛАДИМИРСКОМУ БИЗНЕСУ ПУТЬ НА ВНЕШНИЕ РЫНКИ И ГОТОВ РЕШАТЬ ДАЖЕ НЕСТАНДАРТНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ЦЕНТР ПОДДЕРЖКИ ЭКСПОРТА ОТКРЫВАЕТ ВЛАДИМИРСКОМУ БИЗНЕСУ ПУТЬ НА ВНЕШНИЕ РЫНКИ И ГОТОВ РЕШАТЬ ДАЖЕ НЕСТАНДАРТНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
22 Декабря 2020
Сейчас даже далекие от экономики люди понимают все плюсы промышленного экспорта: это новые рынки сбыта, которые из-за курсовой разницы по ценам для производителей априори интереснее внутренней торговли. Но при успехе хорошо в итоге всем: рост экспортной выручки ведет к расширению производства и созданию новых рабочих мест. Яркое доказательство пользы экспорта — мировая фабрика, Китай, с его грандиозным товарным протекционизмом.

Российские власти уже заявили о цели за несколько лет нарастить объемы несырьевого экспорта в несколько раз и — для поддержки экспортеров - создали Российский Экспортный Центр, чья прямая задача — помогать отечественному бизнесу выходить на внешние рынки. При этом способов помочь там — целый ассортимент: от финансирования выставочной деятельности и международной сертификации товаров до поиска потенциальных партнеров и льготных (со ставкой в три раза меньше банковской) кредитов.

У РЭЦ в регионах работают 6 территориальных управлений, а в 83 субъектах есть Центры поддержки экспорта. В том числе — Владимирский областной ЦПЭ под руководством Павла Шибилова. У Центра, мероприятия которого фактически дополняют возможности РЭЦ на региональном уровне, уже есть свои истории успеха — то есть список компаний, вышедших на внешние рынки с помощью той самой поддержки либо значительно расширивших свои экспортные возможности.

Другое дело, что даже самая лучшая идея иногда может закончиться, не начавшись. Ведь производственный бизнес малых форм в провинциальном городке на 20-30 тысяч человек может просто не знать о существующих возможностях. И именно здесь, считает Павел Шибилов, муниципальные власти могут здорово помогать, вовремя презентуя варианты поддержки от государства потенциальным экспортерам. В конце концов, развитие местной промышленности идет на пользу абсолютно всем, включая местные бюджеты.


Поэтому не случайно в рамках Владимирского инвестиционного конгресса-2020 Центр организовал круглый стол по теме «Роль муниципалитетов в развитии экспортного потенциала местного бизнеса: как найти и вырастить новых экспортеров». Представители ОМСУ были на видеосвязи с конференц-залом областного «белого дома», а непосредственно на офлайн-разговор с руководством ЦПЭ о возникающих на старте расширения рынка сбыта до зарубежья проблемах приехали экспортеры — руководители компаний, уже работающих с заграничными партнерами. В том числе — те самые, из списка Центра по историям успеха.

Главный фактор 

Заместитель директора Центра поддержки экспорта Дмитрий Меньшов заявил, что сейчас, в период национальных проектов, «наш нацпроект «Международная кооперация и экспорт» – один из самых объемных, потому что, по сути – это спасение всей страны, ведь внутренний рынок невелик, так что выживание государства зависит от нашего места на международной арене». 


По словам спикера, в рамках нацпроекта есть федеральный проект и региональный экспортный стандарт - как инструмент продвижения.

А еще Меньшов говорит, что «есть определенный жизненный цикл поддержки деятельности начинающего экспортера — в семь этапов» (от оплаты профессионального составления коммерческого предложения и презентаций до субсидирования участия в выставках). Но главный фактор успеха — это все равно всегда воля самого бизнесмена, который готов, заняв некую нишу на внутреннем рынке, двигаться дальше. 

Участники круглого стола согласны с Д. Меньшовым, но считают, что России стоит поучиться жесткому протекционизму своих товаров в стиле Казахстана, Южной Кореи и, конечно, Китая. Дескать, поддержка своих производителей там возведена в догму. А в итоге объективно — Южная Корея, например, по данным www.economicdata.ru, за рубеж продает больше 44% от своего ВВП.


Гендиректор ООО «Новый ресурс» Вадим Шмаков — кстати, один из списка «историй успеха» (хотя его компании всего пять лет, она уже 98% своей продукции поставляет за рубеж) - говорит, что наши товары за границей выигрывают в цене, а если осуществлять поставки самим, минуя посредников-перевозчиков (на них уходит 20-25% затрат), можно отрабатывать еще лучше. Однако проблемой Шмаков считает «долгий процесс согласований» поддержки от государства экспортной деятельности и отсутствие гарантий, что эта поддержка будет. Или что она будет вовремя.


«Нет ясности по экспортным затратам на логистику, например, - соглашается Сергей Ширяев, директор по качеству ООО «ЗИ Руссия». - Потому что всегда есть лист ожидания на поддержку. А как включать ее в затраты, если ты не знаешь, сколько субсидируют и субсидируют ли вообще?».

То есть исполняя контракт бизнесмен, ожидая решения «да» или «нет», не может твердо рассчитывать на заявленные меры поддержки. А как тогда адекватно оценить затраты на исполнение контракта?

Меньшов считает, что, действительно, согласования могут затягиваться, поэтому — есть идея заявки всех экспортеров, кто уже один или два года делает инвестиции в основной капитал, рассматривать без очереди.


Сергей Карасев, коммерческий директор ООО «Диет Пром», уверен, что на внешние рынки любое хорошее предприятие сподвигнет не только воля директора, но и конъюнктура: всегда надо искать новые каналы сбыта, иначе развития в принципе не будет. Но нюансы, возникающие «в процессе», все-таки серьезные: если товар относительный скоропорт, то производитель должен позаботиться об увеличении его сроков годности без ущерба качеству и потребительским свойствам. А кроме того, поставки за рубеж подразумевают оформление лавины документов — всевозможных разрешений, лицензий, сертификатов и т. п. И неважно, маленькая это фирма или огромный завод. Ко всем требования одинаковые.

Вот только, как говорит Карасев, у крупняка совсем другие возможности по количеству и квалификации специалистов, которые могли бы этими бумагами заняться. Новички или микробизнес вообще не потянут такое оформление, уверен эксперт. По крайней мере — самостоятельно.

Максим Волков, гендиректор ООО «СтройЛесРесурс» поддержал коллегу: «Бывает так, что ЕС просит один формат документа, а у нас выдают совсем другой». 

Другой нюанс: когда компания получает заказ от зарубежного партнера, она — по правилам оформления поставок — еще на начальной стадии должна знать (и указать в документации) номер машины или вагона, в котором товар поедет покупателю. Вот только на сбор всех сертификатов нужно около 12 дней — по практике самих экспортеров. И получается, что указанную фуру (или вагон) все эти 12 дней использовать нельзя — она просто простаивает в ожидании старта, вгоняя и без того не шикующий бизнес в дополнительные и совсем не маленькие расходы. 

Единый список

Судя по всему, 2020 год с пандемией и связанными с ней ограничениями оказался одним из самых своеобразных периодов в практике экспортеров. С одной стороны, удлинились все процессы исполнения контрактов, «рассыпались» планы на личные переговоры о сотрудничестве и не состоялись многие выставки. 

Однако при этом европейский рынок стал куда более гостеприимным к нашим производителям — из-за более дешевой логистики (одно дело — привезти груз из-за океана, например, другое — от соседей по континенту) и более привлекательных цен на наши товары. 

Однако в локдаун, если он вернется, всем будет сложно. Хорошо, считают эксперты, что у нас уже есть опыт работы в режиме ограничений. Некоторые тогда — весной — выступили максимально находчиво. 

Можно привести в пример руководство Судогодского района: там глава организовал общий чат с директорами компаний и постоянно был с ними на связи, если требовалась помощь, разъяснял все презентованные федеральными и региональными властями меры поддержки страдающего в пандемию бизнеса и направлял, как и где их можно оформить. 

Почему этот — казалось бы — простой шаг оказался таким эффективным? Потому что, как пояснили на круглом столе, у малого бизнеса нет привычки, к сожалению, пользоваться теми же госуслугами, где можно оформить практически все. Да и опасаются они потенциальных сложностей оформления. Так что надо обучать людей. Благо, народ в бизнесе так устроен: когда один попробует и получит пользу, то за ним быстро подтянутся остальные. Важно сподвигнуть первых...

Дмитрий Егоров, коммерческий директор АО «РМ Нанотех», самой полезной в локдаун для компании услугой от Центра поддержки экспорта назвал «поиск зарубежных партнеров»: «Благодаря новой программе DC-bot мы получили список контактов. И это стало решением одной из ключевых проблем в ходе ограничений, потому что личные встречи с партнерами на тот момент стали невозможны». 

Александр Заика, гендиректор ООО «МилеАгроСервис», как раз был одним из тех, кто сказал, что не все муниципалитеты знают своих экспортеров, а значит, не в курсе экспортного потенциала своего города или района. Поэтому чиновники там с директорами крупных заводов, конечно, общаются, но - не приходят к малому бизнесу с презентациями возможностей поддержки. Хотя, уверен Заика, МСБ тоже важен. И именно ему надо помогать и разъяснять, что есть дополнительные — в том числе финансовые возможности продвижения товара. В маленьких городах ведь нет ЦПЭ! 

«В итоге малый бизнес хочет развиваться и расширяться, но не знает, как!» Весной, в разгар ограничений, некоторые представители МСБ не то, что о поддержке от муниципалитетов не слышали — им даже на местах порой волокитили выдачу разрешений на выписку пропусков для работников! Заика говорит, что некоторым едва до губернатора не пришлось доходить...

Павел Шибилов в этой связи считает, что есть смысл составить единый список экспортеров — и передать его на места, чтобы власти там понимали: вот — это компании, которые нужно поддерживать в первую очередь. 

Сергей Ширяев, директор по качеству ООО «ЗИ Руссия», был одним из тех, кто сказал о том, что европейский локдаун дает отечественным производителям хороший шанс зайти на рынок ЕС. Поэтому именно сейчас многие компании на старте экспортного пути в Европу. Вот только Китай «тоже на старте», а с ним конкурировать по-прежнему архисложно. 

Причина тут в том, что многие наши производители используют импортные сырье и компоненты. Как правило, из-за того, что аналогичных отечественных пока просто нет. А в итоге, занимаясь полноценной переработкой на таможенной территории, они платят не только за логистику, но и несут затраты на пошлины на ввозимое импортное сырье. Ширяев считает, что такой — компонентно-сырьевой импорт тоже надо поддерживать внутри страны, субсидируя транспортные затраты и снижая пошлины. 

Кстати, в процессе дискуссии о такой мере поддержки, как субсидии на экспортную логистику (распределяются на конкурсной основе), Павел Шибилов и Дмитрий Меньшов пришли к выводу, что есть смысл предложить РЭЦ утверждать квоту на регионы по этим субсидиям, потому что пока все не в равном положении: более богатые и успешные ввиду развитой промышленности у себя на территории имеют больше шансов выиграть конкурс на субсидию, чем небогатые области. А принцип «деньги к деньгам» в этом контексте ведет лишь к тому, что лишь богатые будут богаче. Систему квот Павел Шибилов называет более справедливой, раз цель — развивать все регионы.


Кстати, представитель Российского Экспортного Центра Денис Бадекин, который рассказал участникам круглого стола о мерах поддержки экспортеров на федеральном уровне, выслушал эту идею вполне доброжелательно.

Артем Фомичев, гендиректор ООО «ПО «ГЕФЕСД», самой интересной и эффективной для своей компании мерой поддержки от ЦПЭ в год коронавируса назвал субсидирование выставочной деятельности, благо не все выставки отменили. Именно контракты по итогам той выставки «между двумя волнами ковида» принесли производителю 20% всей его выручки. Конечно, бизнесмен все равно ждет конца пандемии, чтобы начать нормально работать с партнерами по переговорам и продвижению своего товара. Хотя его как раз можно назвать бенифициаром пандемии: товар ООО со штатом в 100 человек - установки для обеззараживания воздуха (но не бытовые). 

Учимся мыслить глобально

Константин Евсеев, гендиректор ООО «Ева Гласс», сказал о нехватке оборотных денег у малого бизнеса. Особенно это критично, если ему нужно исполнять зарубежный контракт: «Главная проблема экспорта — мы не учитываем, что, например, если заказ на 10 млн рублей, то заказчик делает предоплату в 5 млн предоплаты, а вторые 5 млн готов перевести, когда товар прибудет на место и будет растаможен. Если наценка стандартная — 20%, то фактически поставщик должен найти и достать 3 млн своих денег, чтобы исполнить заказ. А где их найти МСБ? У европейских партнеров просить полную предоплату бесполезно. В Европе думают так: если компания не нашла оставшиеся деньги, то это несерьезная компания». 


По мнению бизнесмена, если тем же РЭЦ и региональным ЦПЭ удастся решить вопрос с блиц-финансированием исполнителей таких контрактов, то многие из них смогут вздохнуть спокойно.

Хотя с возвратом НДС мелким компаниям-экспортерам тоже бывает проблема. По сути, им часто приходится продавать товар «в ноль», а прибыль получать как раз при возврате НДС. Но это – время, в которое эти деньги могли бы работать на бизнес. К тому же, если НДС вдруг относительно крупный, к производителю почти гарантированно «придет с проверкой налоговая». Эксперт считает, что МСБ, который только выходит на экспорт, надо вообще освобождать от проверок налоговой службы во время возврата НДС. Иначе — беда. Экспортеров среди малого и среднего бизнеса в провинции пока мало, а это значит, они очень заметны с фискальной точки зрения. В итоге, признает Павел Шибилов, некоторые компании вынуждены «уходить в столицу, регистрироваться там, чтобы затеряться при возврате НДС». В Москве-то экспортеров много. Кстати, Евсеев сказал, что знает семерых экспортеров, которые ушли из Владимирской области именно по причине проверок налоговой при возврате НДС...

Кооперации с крупными производителями, уверен бизнесмен, владимирскому МСБ тоже пока не хватает. То есть «нужно гигантов подвигать развивать кооперацию».

Сергей Карасев считает, что роль государства в становлении экспортеров должна быть выше: «Надо подталкивать к экспорту. Даже мелкий бизнес».

Артем Фомичев, гендиректор ООО «ПО «ГЕФЕСД», призвал коллег из бизнеса активнее давать обратную связь Центру поддержки экспорта. Особенно, если что-то идет не так, как надо: «По-моему опыту - структура достаточно гибкая. А нормотворчество должно вовремя корректировать меры поддержки».

Павел Шибилов вновь подчеркнул на это: «Двери Центра открыты. И мы готовы решать даже самые нестандартные проблемы экспортеров».

Евсеев это подтвердил: «Наш владимирский ЦПЭ имеет огромные связи, например, в Африке. И в том числе в Африке нам помогают зарегистрировать филиалы, популяризовать продукт, участвовать в выставках».

Впрочем, сам руководитель ООО явно сам «болеет» за весь владимирский бизнес. Программа по поиску коммерческих партнеров по всему миру — его продукт. А вторая его идея, которую, возможно, скоро опробуют и — при успехе - масштабируют на всю Россию: в каждом регионе организовать биржу предпринимателей, которая может «за уши вытащить из ямы весь малый бизнес». Проект под рабочим названием «Инвестиционная биржа» К. Евсеев презентовал на Шестой сессии «Шоу-рум инвестиционных проектов» в рамках Владимирского инвестиционного конгресса 2020.

Как пояснил нам проблему и суть идеи биржи сам Евсеев, даже если сбыт есть, все покупатели (абсолютно любого товара в РФ) работают с отсрочкой оплаты. Поэтому поставщикам нужны деньги на «переждать» время после поставки по контракту. Кредиты под контракты малому и среднему бизнесу банки практически не дают. Да если бы и давали — где «малыши» возьмут залог для этого? В итоге крупные контракты у МСБ теряются, потому что они не могут ждать оплаты размером с месячную выручку, а перезанять - негде. А вот если будет биржа с определенным порогом входа для инвесторов в обеспечение таких контрактов, это поможет многим малым предприятиям. «В каждом регионе есть инвесторы и есть люди, которым с отсрочкой надо что-то продать», – говорит Константин Евсеев. 

А вот Ассоциация экспортеров региона «за» профессиональные объединения и коммуникации в них. Там уверены, если вместе собираются экспортеры с опытом и молодые предприниматели без ограничений в идеях, вместе они могут придумать то, что невозможно придумать в том же Китае. Создавать принципиально новые продукты могут только голодные на достижения люди. А Европа и Россия всегда давали миру гениев. Потенциал у нас колоссальный. 

Многие предприниматели не мыслят глобально, уверены в Ассоциации. Если в Европе сразу размышляют об экспорте, еще на старте, то у нас — даже не думают об этом. Но если ты свой товар, производимый в России, не готов проверить на глобальную конкуренцию, то ты рынок и в своей стране сразу проиграл. Почему поляки выигрывают в той же мебельной промышленности? Почему ее экспорт у Польши — 70%, а у нас — всего 3% от производства? Ну, или 10%, как некоторые считают, если плюсовать экспорт фанеры? Потому что они мыслят глобально. Мы тоже должны. Так что от самосознания бизнесменов многое зависит, – подчеркнули участники круглого стола.

Источник: https://vedom.ru/news/2020/12/21/44595-centr-podderzhki-eksporta-otkryvaet-vladimirskomu




Поделиться ссылкой:

Новости

20 Января 2021
Новости региона

Директор Центра поддержки экспорта Владимирской области Павел Шибилов встретился с председателем комитета по туризму администрации Владимирской области Сергеем Огудиным. Они обсудили планы совместной работы на 2021 год.

19 Января 2021
Новости региона

Центр поддержки экспорта Владимирской области в 2021 году продолжит проведение семинаров программы «Жизненный цикл экспортного проекта» Школы экспорта РЭЦ. Программа реализуется в рамках нацпроекта «Международная кооперация и экспорт» уже третий год и включает в себя 11 модулей по различным темам экспортного проекта. На каждом семинаре представители владимирского бизнеса получают теоретические знания по ведению экспортной деятельности, на практике их отрабатывают и разбирают типичные ошибки, которые совершают экспортеры.